Приветствую Вас Гость | RSS

Muay thai

Воскресенье, 16.12.2018, 04:17
Главная » 2009 » Июнь » 9 » Интервью с Дмитрием Шакута, 12-кратным чемпионом мира по таиландскому боксу.
14:50
Интервью с Дмитрием Шакута, 12-кратным чемпионом мира по таиландскому боксу.
Внешне Дмитрий Шакута — самый обычный человек. У него есть во всем помогающая жена и друзья, с которыми он отдыхает на природе. А между тем, это — 12-кратный чемпион мира по таиландскому боксу. Шакута рассказал eSport.by о самом значимом титуле, об отсутствии допинг-контроля и своеобразности голландских кикбоксеров, о болевом пороге, негласном табу на удар локтем, а также о том, что останавливаться на достигнутом он не собирается.

— Дмитрий, вы знаете, какие противники ожидают вас в ближайшее время? — Планирую в мае выступить на турнире в Казани, и среди восьми участников троих я точно знаю. Это два белоруса и боец из России очень высокого уровня. Он, на мой взгляд, один из фаворитов турнира… Кроме того, планируются соревнования в июне в Голландии, а в следующем месяце — в Турции, затем, в начале осени, ожидается крупный турнир в Бельгии или Нидерландах… Несомненно, все участники захотят победить, ведь, на бой никто не выходит проигрывать, поэтому на каждого бойца надо готовиться, как на сильнейшего противника. Чуть недооценишь соперника — и уже можешь проиграть.

— Какой титул считаете самым значимым? — Когда «легковес», то хочешь стать чемпионом Люмпини. Есть в Таиланде такой бойцовский стадион, где сражаются сильнейшие бойцы. Встречаются там и европейцы. Правда, чемпион постоянно должен быть в форме и доказывать свою силу. Поэтому эти ребята меняются. Некоторые держатся уже на протяжении нескольких лет. Их там прославляют…


В марте прошлого года Дмитрий привез из Нидерландов самую громкую победу: такую высоту в К-1 белорусы еще не покоряли. За один вечер боксер справился с тремя всемирно известными бойцами и стал абсолютным чемпионом мира в весе до 75 кг.

— На данный момент это и есть самый значимый титул — завоеванный на турнире «It`s showtime». На протяжении трех лет по всему миру проводились отборочные бои, и чемпионы восьми восьмерок в итоге боксировали за победу.

— Когда говорят о человеке… «n-кратный чемпион мира», всегда ли речь идет о бойце-легенде, о по-настоящему сильном боксере? — Можно стать чемпионом мира по версии, никому не известной… Однако есть организации, которые хорошо себя зарекомендовали — такие, как голландская WPKL или ISS в Таиланде. Если боец стал чемпионом мира по такой версии, значит, он не с улицы пришел и не год занимался, чтобы победить.

К примеру, тайские бойцы. Закалены и телом и духом, их сломать во время боя очень тяжело. Таец терпит боль, будет стоять до последнего, и ни одна мышца не дрогнет, этот боксер не покажет, что ему больно… Голландские боксеры тоже своеобразные. Как такового допинг-контроля там нет. Ничего плохого не хочу сказать, но удивляюсь: откуда у бойцов такая выносливость? Как-то боксировал, в третьем раунде, смотрю, противник вроде никакой уже. Думал, в четвертом дожму, а тот выходит — свежак! Будто и не сражался вообще…

— Случались ли поединки, в которых вы учились чему-то важному? — Да, были такие бои… Вот пример. В прошлом году проходили соревнования в Турции, четверкой. Надо было два боя отстоять. Я боксировал с бойцом из Таиланда. К концу первого раунда почувствовал, что выигрываю, во втором раунде — тоже. Третий… Я уже знал, что побеждаю, а раз так, то зачем выкладываться полностью? Тем более меня ожидал еще поединок… Однако победу отдали моему противнику. Как так?! Посмотрели по запискам — победа за мной, но, видно, организаторам что-то мешало согласиться с этим. Такой вот урок... Я чувствовал, что мог выложиться в три раза сильнее, но оставлял силы на последний бой. Однако когда боксируешь не на родине, то в каждом бою надо выкладываться, будто этот поединок — последний. Надо выигрывать так явно, чтобы ни у кого не оставалось сомнений... Впрочем, здесь моей вины не было, даже судьи голоса отдали мне, но организаторы почему-то решили иначе.

— От каких чувств боец должен отказаться на ринге, чтобы одержать победу? Все-таки, если попадают, это больно… — Когда боксируешь, на адреналине боль притупляется. Конечно, если уже в болевую точку попали, — терпишь, а что делать? Ты же тренировался и вышел на ринг, чтобы доказать всем остальным, что ты лучший. Стиснул зубы — и вперед!

— Какую особенность вы выделяете в своем стиле ведения поединка? — Все, кто со мной сражался или видел, как я боксирую, в принципе, знают мою технику. Манера боя немного нестандартная даже для тайского бокса. Например, не стою на месте и не топаю, как тайские боксеры, но и не скачу, как кикбоксер. Что-то среднее… А серии отрабатываю постоянно, чтобы руки вылетали на автомате. Уже не задумываюсь. Во время атаки просто смотрю, на чем акцент сделать и где противник открылся.

— Опытный соперник в жизни не откроется по доброй воле. Ему помочь надо… — Конечно. На тренировках, например, отрабатываешь в пáрах возможные комбинации. Потом или дергаешь противника, чтобы он руку поднял, а сам бьешь по корпусу, показываешь по ногам — удар летит в голову. Скажем, есть свои тонкости.

— Часто отправляли в нокаут локтем? — Было... Но не считал, сколько раз. В редких боях разрешены удары локтями. Это одно из опаснейших оружий тайского боксера. Удар — сильный и рассекает, как лезвием. Много боев заканчивается досрочно именно потому, что травмированный соперник уже не в состоянии продолжить поединок. Даже в Таиланде, я заметил, многие тайские боксеры, когда разрешены удары локтями, за весь поединок ни разу не атакуют подобным образом. Знают, что после серьезных травм требуется долгое время на восстановление, а спорт для них порой единственный вариант заработка…

— Перед сражением бойцы муай-тай исполняют обрядовый танец. Что он включает в себя? — У всех по-разному. Одни бойцы так настраиваются, другие во время танца успевают закончить разминку, кто-то читает молитвы…

— Мастера боевых искусств практикуют медитацию. Это позволяет им сражаться и побеждать. Реально ли такое? — Это нормально. Есть люди, которые чуть ли ни в нирвану входят... Самонастройка — это важно. Ты можешь быть готов физически, но если в себе не уверен, чувствуешь дрожь и тревогу, если нет боевой готовности, то можешь быть самым сильным, но в раздевалке. Когда не настроился на бой, то потом бывает очень обидно... Сидишь в дýше: и сил, и здоровья много, но понимаешь, что не смог выложиться…

— Такое состояние вам знакомо? — Это как раз то, что я чувствовал тогда, в Турции, в бою с тайцем, о котором уже рассказывал. Мог, ведь, выложиться еще! Обидно было: и готовился, и выигрывал, и сил много оставалось…

— Что нужно бойцу для победы? Мало ежедневных выматывающих тренировок… — Каждый день работать на износ тоже нельзя. Как говорится, сталь нельзя все время закалять и остужать. Здесь очень важную роль играет тренер. Он все время должен видеть состояние бойца и не допускать перетренированности спортсмена. К каждым соревнованиям он умеет подвести боксера в пике формы.

— Тренируетесь у Геннадия Капшая? — Да. Бывает, приходишь на тренировку — и готов там порвать все и всех, но тренер говорит: давай, легенькую разминочку, кроссик — и домой. Ему виднее. И напротив, одолевает лень, ничего не хочется, а он надевает на тебя перчатки: иди, работай-работай! Тренер все видит, и если нет доверия к нему, то, конечно, успеха не будет.

— Что сильнее всего утомляет вас, от чего очень хочется отдохнуть? — Тайскому боксеру нельзя все время быть в напряжении. Так его спортивная карьера сгорит очень быстро, да и травмоопасно это — из года в год, постоянно держать себя в активном режиме. Я люблю, к примеру, летом отдыхать на Браславских озерах… Уехать на две-три недели и забыться там! Рыбалка, охота, плаваешь и загораешь.

— Случается, в семьях спортсменов не принято говорить о спорте. Однако знаю, что ваша жена Ольга поддерживает вас и является незаменимым помощником в делах… — Да… Ольга лучше меня знает английский язык, она с менеджерами разговаривает, узнает подробности очередного выезда… Она взяла на себя большую ответственность.

— Волнуется, когда вы на ринге? — Конечно.

— Стать сильным или быть сильным — что это означало для вас в 13-14 лет, когда путь бойца только начинался? — На первых тренировках и не думал, что какие-то соревнования превратятся в смысл жизни. Так, для себя хотел научиться чему-то, например, чтобы на улице дать отпор. Потом втянулся, и тренеры присмотрелись: получалось довольно-таки неплохо. Сводили на одни соревнования, на вторые… Мне это очень понравилось. Загорелся — и пошло-поехало…

— Вы представляете себе черту, дойдя до которой со спокойной совестью и чувством завершенности сможете оставить ринг? — Похоже на то, как поднимаешься на гору. Когда уже посмотрел сверху, то да, перчатки пора вешать на стену… Я еще поднимаюсь. Пока есть желание, здоровье и интерес, — буду боксировать. Мне это нравится.

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 688 | Добавил: nason | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]